Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

это я

Норвежский фьорд. Часть 1

После Вильнюса и Ставангера пора рассказать вам про наш летний поход на веслах по Люсефьорду.

Вот так он выглядит с высоты - один из красивейших фьордов в Норвегии.Длина - 42 километра, максимальная глубина - более 400 метров. Название переводится как "Светлый", или "красивый" фьорд


Collapse )
это я

(no subject)

На моих руках остывает золото августа, от шеи к груди переливается свежий загар.
В голове ясность, в душе  яблони  склонили ветви до земли под тяжестью смуглых плодов.

Лучшее время года -  когда созрел и собран урожай всех трудов, сомнений, дорог и новых знаний. Когда видны все открытые двери. Когда после отдыха ты вдруг понимаешь, что любуясь фьордами Норвегии и валяясь на песочке в Хайфе, ты  незаметно для себя сделал скачок на какой-то новый уровень. Когда перестаешь тратить половину своей энергии на  подавление страхов и вдалбливание самой себе мантры "У меня все получится".

***
Неделю назад я еще плавала в Средиземном море - теплом-претеплом. Моя кожа до сих пор помнит поцелуи жаркого израильского солнышка, щекочущие пузырьки прибоя на плечах, надежность рук, которые меня обнимают.
Был полдень, в его белом южном сиянии. Сильная и коварная волна сбивала меня с ног и пару метров протаскивала к берегу, наподдавала в спину, переворачивала вверх тормашками, а иногда отвешивала здоровенного мокрого леща. Это бывает, когда гребень волны ссекается как раз там, где находятся твои плечи и голова.
Я отплыла подальше от линии прибоя. Водяные холмы лениво перекатывались подо мной - поднимаешься на верхушку и у-ух! скользишь вниз.
Я легла на спину, и вдруг почувствовала, как теплая, нежная вода кусочек за кусочком смывает с меня весь тот защитный панцирь, который нарастал грязноватыми пластинками аж с 2010 года. Этот панцирь защищал меня от боли - и от доверия. Помогал отключить страхи, острое чувство одиночества - и яркое ощущение полноценной жизни. Был как толстое, запыленное стекло, сквозь которое я видела мир. А мне казалось - так и должно быть. Я уже успела забыть, как это - жить на все 100%.
Пластинка за пластинкой, чешуйка за чешуйкой его смывали и растворяли волны. И покидая этот старый тесный кокон, я закричала в небо: "Я здесь!"

***
В холодном воздухе  даже не запах осени, а его предчувствие. Я выслеживаю осень, как гончая, по незримому следу. Вчера я выяснила, что она прячется в чуть тронутых ржавчиной листьях кленов. Уже сейчас, в эти дни там зарождается тот самый горьковатый запах, который мы будем глубоко вдыхать в сентябре и октябре, шурша листьями в парке и глядя в прохладно-голубое, высокое небо осени.
А сегодня я видела, что осень уже выслала первого лазутчика. По-крабьи семеня по чистому тротуару, мне перебежал дорогу первый кленовый лист.
это я

(no subject)

 Читаю книгу Мориса Эрцога про покорение Аннапурны. Это был первый восьмитысячник, покорённый человеком. Эрцогу и его товарищам пришлось преодолевать еще и психологический барьер: многие считали, что залезть на восьмитысячник в принципе невозможно. 
Перед отъездом из Франции все участники  дали присягу: "Клянусь своей честью повиноваться начальнику экспедиции во всём, что он найдёт нужным для успеха экспедиции". Какой-то средневекой доблестью веет от этих слов... а ведь это было не так давно - 1950-й год.
Потом--то, конечно, наступил бум. В 1953-м Эдмунд Хиллари и Тенцинг Норгей взяли Эверест - и понеслась. 
Грозная Аннапурна до сих пор страшит и притягивает альпинистов. Она лидер по количеству погибших при восхождении - вот только я не помню, в процентах или в абсолютных цифрах. 
Очень, очень хочется в Альпы. А между тем, отпуск-то ограничен, и сумма, которую я собираюсь на него потратить - тоже. 
Хочется еще в Литву. И нужно в Крым хотя бы на недельку. 
Если не ездить, куда хочется, то зачем тогда вообще зарабатывать деньги?!
В конце июля у меня будет литовский шенген. И с ним я поеду сначала в Литву. А потом... надо подумать. Хотелось бы в Германию, прогуляться по Рейну, посмотреть знаменитые замки, добраться до Баварии, а оттуда в Альпы. Но как-то я сам этот маршрут с трудом представляю, если честно. И еще менее представляю, как там обстоят дела с возможностью пожить в палатке. И языковой барьер: я немецкого-то не знаю.
Может быть, не выпендриваться и просто  отдохнуть в Прибалтике, а потом сходить в Карпаты? 
Но в любом случае на повестке дня стоят: 
1. Новый рюкзак ("спасибо"  воришкам, обчистившим нас в Учкуевке, блин! Ах, какой был великолепный и удобный 110 литровый "Каньон"!)
2. Горные ботинки. Об этом вопиют мои бедные ножки, вусмерть сбитые в начале мая на Чатырдаге. Это просто жесть - до сих пор не могу надеть открытые девочковые босоножки. Простите за подробности, но на одном большом пальце ногтик отвалился и теперь медленно и печально отрастает, а  на другом -  был отбит о камни до нереальной синевы и до сих пор не вернул себе естественный цвет. В бассейне на меня с подозрением косятся молодые люди и даже девушки. 

это я

продолжаем тему волосатых цветочгов

Друг Онотоле наконец-то удалил голых баб отредактировал все остальные фотографии из нашего майского похода! Поэтому вот они - долгожданные и обещанные ВОЛОСАТЫЕ ЦВЕТОЧГЕ! Кто там грозился их опознать?


Collapse )
это я

(no subject)

Буковый-бяковый лес на плато Чатырдаг. Вот в таком тумане и ходили два дня, как во сне.


это я

Одиссей возвратился, пространством и временем полный... (с)

Новогодние каникулы получились счастливые и очень светлые. Было много гор, моря, хороших людей. Всю дорогу за мной реяло золотыми крыльями какое-то невероятное везение. Начиная с того как я переступила порог дома с рюкзаком, все маршрутки приходили вовремя и все встречи были только счастливыми.
Сейчас сижу, тихонько отхожу от новогодней феерии. Прочитала у Урсулы Ле Гуин про "телесную слабость и душевную тупость", которые наступают у волшебников после особо серьёзных затрат магической силы. Это как раз оно :) Похоже, что все каникулы были одной сплошной магией.
Мы ходили по Крыму, прогулялись по Большому канону.На Ай-Петри летали с гор на санках и ездили по зимнему лесу верхом. С зубцов Короны любовались тяжёлым, свинцовым морем с золотыми пятнами солнца. Под Балаклавой спускались ночью по мокрым скалам в бухту, и море ревело внизу. Никогда не забуду этот спуск. А утром купались в зимнем море, потом бежали босиком по ледяной гальке, и онемевшие ноги не чувствовали холода. Сохли в майках у костра и пили портвейн.
В общем, чудесно поправила здоровье!
Потом, может быть, напишу чуть подробнее. А пока первая серия фото - из Большого каньона Крыма.
На подступах к каньону.  
 

Утро в каньоне
 

 

Collapse )
это я

о всём без разбора

Вернулась в нет и сразу прочитала, что  из тюрьмы выпустили Александра Козулина и Андрея Кима.  Не хочется думать про то, что свобода людей  давно стала у нас разменной монетой политики. Всё это грустно, но это не главное. А главное - что вот приеду я через два дня в Минск - а там Андрей. Живой, настоящий, свободный. Можно обнять и потащить пить пиво, или там чай, например.

Сижу в Симфере, свожу плюсы с минусами. В очередной раз феерически протупила: думала, что поезд у меня сегодня, а он, оказывается, завтра. Хотя если посмотреть с другой стороны, в этом есть куча плюсов.Я всё-таки попаду в гости к Жене Канищевой. Я пообщаюсь с Женей,  ВЫСПЛЮСЬ и дочитаю рассказы Киплинга, которые не дочитала в прошлый раз. И вообще, билет мог оказать и на вчерашний поезд - с моим раздолбайством - ЗАПРОСТО!
Так что ура мне.

Почти все минусы этого отпуска - материальные. Шмоток не жалко. Мобильника тоже - жалко телефонную книгу, которую фиг теперь восстановишь, и особенно архива смсок. А еще жалко рюкзака - он был удобный, вместительный и самое важное - это был ПОДАРОК.

Зато поразительное было чувство - остаться без всего. Ага, на пляже, у моря, как робинзоны, в одних портках. Такое стоит разок пережить - драйв необыкновенный. Помню, когда ТОлян обнаружил в вещах запасные трусы и зубную щётку, мы дружно заорали, что он буржуй. А когда у меня появились шорты, я вообще почувствовала себя состоятельным человеком :)
Сижу сейчас и вспоминаю самые яркие вспышки - поход в Большой Каньон КРыма, например. Мы, закусив удила, пёрли вперед на паре бутербродиков в день и почти не чувствовали голода. Удивительно чувство ,когда тело выносит гораздо большие нагрузки и гораздо легче, чем ты ожидал. В ногах какая-то лёгкость,  пройдённых километров не чувствуешь, а вокруг всякие красоты. ВОт только когда вода  кончилась, стало как-то не по себе... Безумный спуск в каньон, с приличной высоты, по руслу высохшего ручья.... Спускались где по сыпучке, где по колено в листьях, оскальзывались, падали, проезжали пару метров вниз на попах. Лезли через бурелом, заваливший русло, допивали остатки воды, и было очень душно в этом светлом буковом лесу на склоне. Но внизу нас ждала река.
Спустились на дно каньона - а там тоже сухое русло.
В сущности, сам каньон недлинный. Но пить хотелось уже очень сильно. Потащились по сухому руслу, через каменюки и впеатляющие круглые промоины. А над головой смыкались высокие скалы, в соснах и лишайниках.
Когда увидели первую лужицу, Григорьича надо был хватать за руки :) Он был готов выпить воду со всей живностью, которая там содержалась.
Надо было видеть, как мы расселись вокруг этой лужи и ждали, когда же в котелке закипит вода.  Тень. Чай с мелиссой. Мы пьем его и никак не можем напиться.
А через двести метров обнаружился еще прудик, а потом еще... Это река пробивалась к нам сквозь камни.
Мы шли и останавливались через каждые сто метров - любоваться на высоченные скалы над нами. Иногда попадались глубоченные промоины, с "карманами" под камнем, куда по весне может запросто затащить течением. А иногда спокойные каменные ванночки с чистой холодной водой.

А еще здорово было в лагере в Барзовке, но  про это уж потом.