Previous Entry Share Next Entry
ЧУВСТВО РИТМА
это я
wozhyk

В конце концов, приживемся мы или нет на новом месте - зависит часто от сущих пустяков, глупостей и мелочей. От легкого, на грани слышимости, звона волшебного треугольника, позволяющего вдохнуть - и попасть в правильный ритм. И задышать вместе с новым городом или страной, а тогда уже все начнет получаться: язык, работа, друзья, тонкая настройка, ощущение себя своим здесь и сейчас.

Город или страна - это не только транспорт-улицы-магазины-язык-ментальность-экономика. Это в первую очередь вот это смазанное, трудно уловимое, как дыхание. Самое важное.

***

В Хайфе на набережной есть колоннада. Пять бетонных колонн, за которыми каждый день надежно и успокаивающе в море садится солнце. Есть хоть что-то постоянное в этой стране: закат за пятью колоннами. Перед ними полукругом сцена, дальше зеленый амфитеатр - несколько террас газона, где вечно все загорают учатся и занимаются йогой.

По субботам вечером на колоннаде собирается секта барабанщиков. Неизменно, как закат.

Они все - взрослые солидные люди с бородами и животами. Некоторые даже, можно сказать пожилые. Они никогда не собирают денег, не раздают визиток какого-нибудь клуба. Они просто собираются здесь на закате солнца, чтобы постучать себе в кайф в свои барабаны.

Они подходят к этому серьезно. Я сижу на зеленой траве и смотрю большие там-тамы, на главную связку из четырех барабанов, на профессиональную ударную установку у человека в белой шляпе-борсалино.

Солнце садится в море и загорается первая звезда. Они барабанят страстно, с полной отдачей погруженные в свой завораживающий ритм. Он как воронка, втягивает всех, кто проходит мимо. Вот и я уже постукиваю пальцами по каменной ступени, на которой сижу.

Над там-тамами летают руки мужчин и женщин. Кто-то, не ломая общий ритм, сворачивается и уходит, кто-то приходит и вливается. Кто-то отбегает за кофе и возвращается с пластиковым стаканчикими для себя и соседки. Иногда крайний слева дяденька, круглый, с венчиком длинных седых волос вокруг лысины и профилем брюзгливого сома, поднимает руки в перчатках и свистит в свисток, сигналя к перерыву.

Этому невозможно не поддаться.
Первыми у тебя начинают двигаться ладони.

Потом ритм бежит от пальцев к локтям, от локтей к плечам, от плеч к бедрам. Если не ухватишься за ноги, будет как с этим человеком в вязаной кипе, в рубашке в унылую полосочку и с мятым лицом офисного неудачника. Он танцует в стороне - нелепо, так неловко, что поневоле думаешь - первый раз в жизни. На лице у него изумленное и какое-то извиняющееся выражение: мол, что поделать - затянуло, вот и танцую, люди добрые.

Танцуй-не танцуй, сопротивляйся-не сопротивляйся, а этот ритм уже разливается у тебя под кожей, и вот оно, думаю я.

Вот оно.

Момент, который хочется впечатать в янтарь памяти, подсветить мгновенной вспышкой и запомнить в нем всё.

...И высокого, сухощавого дядьку с узким, жестким лицом норвежского путешественника, за центральными барабанами, сурово и требовательно глядящего на всех остальных, как дирижер на свой непутевый оркестр. Оркестр, скажем, продолбал ноты и пропил тромбон, и глаза бы уже на них не смотрели, но куда же от них денешься, негодяев, свои ведь, родные.

...И бородатого мужика, похожего на Хемингуэя, в цветастой тропической рубашке. "Хемингуэй" барабанит, задрав локти, победно поглядывая на зрителей.

...И улыбчивую женщину в цветастой блузке, которая откидывает назад темные волосы и слегка высовывает язык от старания, как будто вышивает.

...И бритого мускулистого парня с лицом наемного убийцы, колотящего в там-там, выпятив челюсть, с таким видом, как будто это его секретное киллерское задание: застучать там-там до смерти. Он вертит головой, у него напряженный, жесткий рот, и капли пота сбегают по шее под воротник.

...И эту худую девушку рядом с мной, с тонкими запястьями, сильными ногами, бритой налысо головой, с чеканным, напряженным профилем сокола, охотника, стрелы.

Девушка садится позу лотоса и смотрит на барабанщиков.

И я тоже где-то там, растворилась среди них всех, в своем цветастом платье, с облезающими от солнца плечами.
Неважно, что вы меня не видите.

Я - там.




?

Log in

No account? Create an account